Британские монархи

Главное из интервью Меган Маркл и принца Гарри: расизм во дворце, мысли о суициде, тяжелые отношения с принцем Чарльзом и заработок после «мегзита»

В минувшее воскресенье, 7 марта, в США на экраны вышло, без преувеличения, интервью года — Меган Маркл и принца Гарри Опре Уинфри. И оно не разочаровало тех, кто ждал каких-то суперсекретных подробностей из жизни британской королевской семьи. Кстати, накануне стало известно, что продюсерская компания Опры заработала на трансляции беседы с герцогом и герцогиней от 7 до 9 миллионов долларов — примерно столько для телеканала CBS стоили права на ее трансляцию. Сколько же Меган и Гарри заработали на своей откровенности, неизвестно: за несколько дней до выхода интервью на экраны их представители сообщили, что супруги сами отказались от любых гонораров и не получили ни копейки. При этом ранее они же говорили, что если и дадут кому-либо интервью, то минимум за миллион долларов, который потратят на благотворительность. И еще немного статистики: по данным Daily Mail, двухчасовой выпуск шоу Опры этой ночью показали в 68 странах (в том числе в Великобритании, Австралии, Канаде, Италии и Германии), права на показ в каждой стране канал CBS продал за 1-1,5 миллиона долларов, а 30-секундные рекламные вставки во время выпуска стоили минимум 300 тысяч долларов.

Мы уже рассказали о самых громких заявлениях пары: о поле их будущего ребенка и планах насчет дальнейшего расширения семейства, о тайной свадьбе за несколько дней до официальной церемонии, о вражде Меган с Кейт Миддлтон и о ее отношениях с королевой Елизаветой II. Но это далеко не все, на что стоило обратить внимание при просмотре главной премьеры сезона. HELLO.RU собрал все самое важное, сказанное младшим сыном принцессы Дианы и его женой.

О жизни Меган до свадьбы с Гарри

В детстве я мало что знала о британской королевской семье. Дома об этом никогда не говорили, поэтому я ни за кем не следила и никогда не искала своего мужа. Я просто не чувствовала в этом необходимости. Возможно, поэтому я была очень наивной, когда попала туда.

О королевском протоколе и этикете

По словам Меган, Гарри научил ее делать реверанс за несколько минут до первой встречи с королевой Елизаветой II:

Видимо, я сделала очень глубокий реверанс, чего я не запомнила,

— сказала Меган, добавив, что прочие нюансы этикета она «гуглила» или уточняла у Гарри:

Я оставила свою карьеру и всю свою прежнюю жизнь, чтобы быть с ним. Я написала письма его семье, говорила им, что я в их распоряжении. Но оказалось, что нет никаких книг и инструкций «Как быть принцессой»: как говорить, как ставить ноги. По крайней мере, у меня их не было. Меня никто ничему не учил, даже гимну, я сама все изучала по ночам с помощью Google.

О жизни Меган под контролем

Когда я спрашивала, могу ли пойти на ужин с друзьями, мне говорили: «Нет, тебя слишком много, ты повсюду!» Хотя, по сути, я выходила из дома всего два раза за четыре месяца. Все постоянно думали о том, как это выглядит, а не о том, каково мне, какие чувства я испытываю в этот момент. Многие могут это понять после карантина… Я запуталась от информации в СМИ, тогда я как никогда чувствовала себя одиноко. С момента, как я стала частью их семьи, я не видела своего паспорта, водительских прав и ключей от машины. И была очень рада держать их в руках, когда мы стали жить самостоятельно.

О британских таблоидах

Моим родителям велели на все отвечать: «Без комментариев». Я верила, что защищена, но как только мы поженились, я поняла, что это не так. Более того, они готовы лгать во имя защиты других членов семьи. Но не меня,

— призналась Меган. Гарри продолжил тему СМИ:

Я понимаю, насколько симбиотичны отношения королевской семьи и прессы. Насколько велик страх, что таблоиды ополчатся на них. Существует невидимый контракт между королевской семьей и британскими таблоидами. Проще говоря, член королевской семьи должен чуть ли не поить и кормить репортеров, чтобы о вас в прессе писали хорошо.

О расизме в стенах дворца

До рождения ребенка не утихали разговоры, насколько темной может быть его кожа, как это будет выглядеть и что это будет значить,

— призналась Меган. На уточняющий вопрос Опры, кто же обсуждал подобное, Меган отказалась отвечать, сказав лишь, что «не хочет наносить этим еще больший урон королевской семье», а Гарри добавил:

Это было в самом начале. Мне некомфортно делиться такими подробностями.

Об отношении к сыну Меган и Гарри — Арчи Харрисону

Во дворце решили, что Арчи не будет принцем, и поэтому ему не собирались выделять охрану. Это было действительно тяжело. Это обсуждалось в течение нескольких месяцев, пока я не сказала: «Подождите секунду. Как это работает? Если только титул влияет на уровень его защиты… Не мы создали эту чудовищную машину вокруг себя, вы позволили этому случиться, поэтому наш сын обязан быть в безопасности»… Когда ты — внук будущего монарха, то Арчи и наш будущий ребенок автоматически считаются принцем и принцессой… Это не их право забирать титул. Во время беременности они сказали, что хотят ради этого нарушить протокол, лишив Арчи титула, а я спросила: «Почему?»… Ответа я так и не получила.

О суицидальных мыслях Меган

Я просто не хотела больше жить. Это была очень ясная, реальная и пугающая мысль, которая была для меня единственным выходом и решением всех проблем. Мне было стыдно признаваться в этом Гарри. Но я знала, что если не скажу ему, то сделаю это. Я помню, как сказала об этом Гарри, и он сильно сжал мою руку и сказал: «Нет, я не думаю, что тебе стоит уходить. Не оставляй меня одного». На фотографиях с того вечера (разговор состоялся перед их появлением на шоу Цирка дю Солей в Альберт-Холле в январе 2019 года) видно, как Гарри стискивает мою руку, несмотря на широкие улыбки. Мы оба держались изо всех сил,

— вспомнила Меган, а Гарри добавил, что это подтолкнуло его к первому откровенному разговору с родственниками, но они ничего не предприняли:

Ничем хорошим это не кончится, думал я, но мне было стыдно признаваться, что Меган нужна помощь. В семье есть устоявшееся мнение, что мы все через это прошли, что это уже привычный процесс.

Меган призналась, что обратилась к «высокопоставленному члену королевской семьи» (имени его она решила не называть), чтобы получить медицинскую и психологическую помощь, но ей было в этом отказано:

Мне сказали, что это невозможно, потому что «это не пойдет на пользу «Фирме» (синоним королевской семьи — прим. ред.).

О выходе из королевской семьи

Гарри заявил, что отойти в сторону было исключительно его решением, а не Меган, и она никогда не подталкивала его к этому:

Это не было «уходом» — мы, скорее, отступали и отступали. Окружающая среда была вредна для нас, и многие это видели. Все мы знаем, что такое британская пресса. Я подумал: «Это токсично». Поэтому я сделал то, что сделал бы любой муж и отец — оградил от этого свою семью.


Источник

Теги

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть
Закрыть