Психология

Шура Кузнецова: «Сейчас трендом стала осознанность»

За 5 лет Шура Кузнецова прошла путь от джаза до стильного инди-попа с элементами электроники, симфонического звучания, модных разноплановых битов и стала сама писать тексты к своим песням. Среди любимых музыкантов Шуры – Земфира, ранний Иван Дорн и молодая звезда поп-сцены – Zivert. В 2015 Кузнецова собрала группу «ШураBand», с которой выпустила альбом «Молчи и обнимай меня крепче», успела выступить на фестивале «Усадьба Jazz» и «Aurora Fashion Week» — крупном мероприятии в мире моды.

Позже на слепом прослушивании «Голоса» именно с песней, давшей название пластинке, она попала в проект в команду Леонида Агутина. В 2017-м вышла уже ее сольная пластинка «1000 птиц», попавшая в тройку лидеров на iTunes. Тогда же появился клип «Заткнись и держи меня за руку», снятый вместе с музыкантом и саундпродюсером Феликсом Бондаревым, создателем проекта RSAC, громко выстрелившего в прошлом году. В 2019 после двух лет молчания Шура выпустила альбом «Пробуждение», новый и по содержанию, и по звуку. В песнях соединились тексты, близкие и понятные широкому слушателю, элементы танцевальной, джазовой музыки, струнный оркестр, бас, рояль и ударные в оригинальной обработке. Презентация пластинки пройдет 20 февраля в московском клубе Crystal Hall. 

Шура Кузнецова родилась в 1988 году в городе Кинешма Ивановской области. Позднее жила в Санкт-Петербурге, затем переехала в Москву

Шура, вы с детства мечтали о сцене?

Я всегда была уверена, что стану режиссером, и мучила своих одноклассников, бесконечно собирая их то в театральную труппу, то в команду КВН, в общем — подавляла окружающих авторитетом и лидерскими качествами (смеется). Но самое главное, что со мной с ранних лет была музыка. Дома стояло пианино. Я долго просто стучала по клавишам руками и настолько вывела всех из себя, что, когда мне было 5, бабушка предложила отдать меня учиться. Очень хорошо помню, как меня прослушивали, как ставили пальчики. К 7-8 годам я уже играла на уровне 2-3 класса музыкальной школы, а к 9 — на уровне выпускного. Параллельно я всегда пела — у меня была к этому предрасположенность, поэтому, когда уже в зрелом возрасте я стала серьезно заниматься вокалом, то быстро прогрессировала и начала сочинять свои песни.

Почему вы решили поступать на журфак, а не пошли сразу в музыкальное или театральное училище?

Хороший вопрос моим родителями. До меня в роду — 4 поколения филологов. Бабушка – преподаватель греческого, латыни, выпускница филфака МГУ, где она училась на одном курсе с академиком Михаилом Гаспаровым, самым мощным пушкиноведом Валентином Непомнящим. Это такое вымирающее поколение настоящих интеллектуалов. Когда я заявила, что хочу поступать в ГИТИС, меня посадили и сказали: «Таких, как ты, там миллион. Пойдешь на отделение романо-германской филологии». Для меня это звучало, как приговор, и я сказала: «Вот уж нет, тогда я буду учиться на журфаке», — чем совершенно обескуражила своих родственников. Так что для меня это было больше позой, проявлением юношеского максимализма, чем истинным желанием. Бабушка потом спрашивала: «Тебя там хоть чему-нибудь учат?» Журфак — это, конечно, хорошая школа для понимания, что и как работает, но и путь к серьезной профдеформации для человека, который хочет создавать что-то. Мне кажется, там формируется вредная привычка: ты мониторишь столько информации, что у тебя уже не остается ничего своего, ты только знаешь, кто что делает. От нее потом долго приходилось избавляться. Говоря о музыкальном развитии, я всегда пытаюсь собрать вокруг себя людей, которые, по моему мнению, на 10 голов выше меня музыкально, и постоянно у них учусь. Например, у музыканта Вити Исаева, с которым мы сделали новую песню, — тому, как он мыслит, как творит. Также у меня потрясающий педагог по вокалу. И если послушать, как я пела в 2015 году и как пою сейчас, то кажется, что это два разных человека.


Источник

Теги

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть
Закрыть